Порно Онлайн | | | | |

Хуемельки от Антона

Даю подарки!

Свадьба Наташи Ардеевой удалась на славу. Антоша Кобец вместе со всеми ужрался так, что новоиспеченная жена и теща еле доперли его до машины. Жених храпел, как хряк. Дома они бросили его в прихожей среди обуви и немедленно принялись ругаться.
— Говорила тебе, — занудила мать, отдуваясь. — Не торопись! Замуж всегда успеешь. Нет же, блядь: замуж, замуж! Подожди, еще хлебнешь!
Она налила себе и дочери водки. Залпом ебнула свою порцию.
Кастрированный кот Федот подозрительно принюхивался к рылу Кобца.
Натаха тоже хряпнула стакан, тоже залпом.
— Ты посмотри, как он нажрался! Вот так и будет всю жизнь! Пить да ебать, пить да ебать, как твой отец меня… Из-за этого я с ним развелась. Чтобы он не травмировал ни тебя, ни меня!
Натуся, вздохнув, поволокла спящего мужа дальше — в свою комнату, в постель.
Не скоро она водрузила Кобца на ложе любви, но все же это случилось.
Далее она разоблачила его и принялась страстно будить, желая получить причитающейся ей одной хуй — короче, первую брачную ночь, чтобы как у людей. Она тормошила упитого Кобца, щекотала, лизала ему яйца и пробовала соснуть хуй.
Но огромный Кобец лишь вонял перегаром и мерзко храпел.
Наташа всплакнула, неудачно подрочила сама себя пальчиком и, свернувшись калачиком у массивного торса мужа, уснула.
Так начиналась ее семейная жизнь.
Под утро ее из сладких грез вырвали чьи-то властные руки.
На нее взирал с победной ухмылкой пробудившийся Кобец. Он тискал огромной пятерней ее соски.
— Давай просыпайся, пора… — многозначительно изрек он и чмокнул ее в губы.
— Чего пора? Который час? — оттолкнула его Наташа.
Больше всего на свете она ненавидела, когда ее будили вот так по-хамски.
— Как — который час? Хороший час, — улыбался Кобец. — Хуев час! Давай-ка, детка, по пипиське скушаем.
Он приподнялся и ткнул свою увесистую залупу Наташе в личико.
— Ты чего, Кобец, рехнулся? Я спать хочу! Ночь на дворе. Отстань! — возмутилась Наташа. — Я тебя весь вечер пыталась растормошить. — Она обиженно надула губки. — А ты? Ужрался и захрапел! — Наташа кинула взгляд на часы и застонала: — Пятый час только, а ты уже хуй мне свой суешь… Вот уж фиг тебе!
Она отпихнула Кобца и независимо повернулась к нему попкой, чтобы спать дальше.
— Чего? — не понял Кобец.
— Плохое у тебя поведение — вот чего! Спи — ты наказан! Не получишь ты мою писечку!
— Вот это заявки! — возмутился Кобец и резко рванул Наташу на себя, потом перевернул ее на спину.
— Я что тебе, блядь! — возмутилась Наташа. — Сказала: не получишь пиписечку!
Увесистая оплеуха Кобца вернула ее с небес на землю. Затем мощные его руки резко развели ее ноги и закинули их на плечи.
Наташа закричала, но Кобцу все было похуй. Он со всей дури всадил ей свою дубину и принялся ожесточенно метелить «писечку», которую вообще-то всегда называл просто пиздой, а то и Пиздон Мандонычем.
— Мама! — завизжала Наташа. — Мама! Он меня насилует
— Расслабься и получай удовольствие! — гаркнул Кобец.
Наташа пробовала еще орать, но, видя, что вредная мать решила не вмешиваться, лишь заплакала под массивной, волосатой грудью.
— Я — твой муж, понятно! Так что исполняй супружеский долг с прилежанием! — Кобец ритмично двигался и наставлял супругу на путь истинный. — А то «пиписечка»! Да твою пиписечку давно уже в пизду превратили… видишь, как хлюпает… так и чавкает от удовольствия…
Натуся молчала. В такт ладным и сноровистым движениям Кобца ее пизда и вправду хлюпала. Вместе с носом.
Но на этом ее мучения не кончились. Далее строгий муж выеб ее по всем правилам: и в пизду, и в жопу. А напоследок спустил ей на грудь.
— А теперь снова спатеньки! — ласково изрек он и мгновенно захрапел как ни в чем не бывало.
«Ну что он за свинья такая!» — недоумевала Наташа.
Она уже не могла уснуть. Она ворочалась от обиды и злобы. Так с ней никто еще не поступал. Она всегда правила бал, а тут…
Впрочем, это оказались только цветочки.
В восьмом часу утра она едва забылась сном, как властные руки проснувшегося Кобца поставили ее, вяло упирающуюся, на четыре точки. Кобец с силой вогнал ей в жопу — без слов, словно она была скотина. Даже смазать кремом не соизволил. Только сплюнул на ладонь — и все дела. Наташа в ужасе застонала.
— Ты чего кряхтишь, Натаха? Или не в кайф?
— В кайф! — робко отозвалась Наташа, боясь получить очередную оплеуху.
— Вот и ладушки! — отдувался в приступе оргазма Антоша. — И тебе хорошо, и мне…
Потом он сходил поссать, полежал немного рядом и приказал:
— А теперь давай между сисек!
— Да какой мне кайф? — надулась Наташа. — Как я кончу от этого?
— Ты чего, глупая, что ли? — удивился Антон, пристроив хуину меж ее грудей. — Ты порнуху видела? Тебе не обязательно кончать! Ты, главное, делай вид и стони. А когда залу-па будет подбираться к шее, то ты старайся достать до нее языком. И не ленись, поняла?
Сорок минут залупа Кобца терлась между ее сисек и лишь два раза до нее дотянулся бедный Наташин язык, пытаясь пощекотать, как было приказано.
Наконец обильной струей Кобец запендюрил ей прямо в глаз.
Затем, после небольшого перерыва, он проебал супругу на столе.
— Зачем же ты меня ебешь и ебешь? — расплакалась Наташа.
— Для проформы, — солидно изрек Кобец.
За завтраком мать ехидно ухмыльнулась. Наташа равнодушно пила чай и лениво ковыряла вилкой в макаронах.
После завтрака порыгивающий Кобец уволок свою суженую в ванную, где с треском выеб ее в рот, а затем заставил дрочить — ему и себе.
Мать со злорадством отошла на чай к подруге.
…Весь последующий день Антоша ебал Натусю как сидорову козу.
Наташа, дожив до двадцати лет, не знала, что существует миллион поз для ебли. Надо только с огоньком, с выдумкой.
Озверевший Кобец еб ее везде, делая лишь небольшие промежутки во времени, чтобы сходить поссать и выпить пива.
К обеду Наташа уже еле держалась на ногах.
Во второй половине дня собрались друзья — догуливать свадьбу.
В считанные часы Антоша с приятелями ужрались и принялись ебать всех подряд.
В какой-то момент Наташа оказалась под его другом Павликом Жженым.
— Отвали! — заверещала Наташа, пытаясь скинуть с себя неугомонного Павлика, который запустил ей всю свою пятерню под юбку и с силой давил клитор. — Антон!
Но Антон ничего не слышал. В этот момент он в ванной пер в жопу лучшую Наташину подругу Верку.
Положение спасла нагрянувшая мать.
Она стащила Павлика с дочери и после того, как тот попытался задрать подол на ней самой и завалить под себя, вызвала ментов.
Наташа вздохнула с облегчением.
Наконец-то пришел покой. Антон мерно похрапывал с голым хуем в ванной, а кастрированный кот Васька почему-то нюхнул пару раз его натруженную залупу.
Наташа недоумевала: «Как же так? Он был такой добрый, обходительный. Лишний раз поцеловать боялся, а тут на тебе!»
И Наташа глубоко, как корова в стойле, вздохнула.
— Ну что, нравится семейная жизнь? — подколола ее мать.
— Отстань! — отмахнулась Наташа. — Не до тебя. И потом, не у всех же так.
— Это Бог тебя наказал! Я всю жизнь тебе отдала. Замуж не выходила, чтоб твою психику не травмировать. Опекала, любила… А ты взяла и насрала в душу. Мол, замуж, и все тут… А за кого, спрашивается? Ты что, не видела за кого? Он же быдло! Ты посмотри, как он гово-рит, как отвечает, какой у него идиотский смех… Да разве приличный человек так поступа-ет. Он даже предложение тебе не сделал. Выеб в своей машине, чмокнул в щеку, и вперед! А ты, дура, тут же его в загс потянула. Говорила тебе, смотри, с кем водишься. Нет бы найти себе богатого. От него хоть такие выходки терпеть можно. Не пропала бы. А с этим!
…Проспавшись, Антон основательно поссал, принял душ и ввалился в комнату с ехидной улыбочкой. Хуй его стоял колом.
— Хочешь конфетку? Сладенькую, вкусненькую! Хуемелька называется…
Наташе ничего не оставалось, как взять за щеку.
Этот день она запомнила надолго.
Антон ебал ее до полуночи. Вся промежность Натуси горела огнем. Теперь она точно знала, что такое заебать и в прямом, и в переносном смысле. Теперь до нее дошел смысл фразы, которую она слышала когда-то: «Так и умерла под мужиком-то…»
И чем дальше заходил их брак, тем больше Наташа убеждалась, что мать права.
Антон ничего не желал слушать. Он только еб Наташу во все дыхательные и пихательные, пил да раздавал пиздюлей, если Наташа думала артачиться.
Ко всему прочему, он стал домогаться законной прописки. А также повадился ебать ее подруг и приятельниц.
Наташа, конечно, устраивала скандалы, звала маму, когда переебит уже лез из ушей, но все было тщетно.
Кобец выдавал очередную порцию пиздюлей и тут же принимался ебать.
Жизнь превратилась в одно нескончаемое порево. Даже работа не спасала.
День Наташи выглядел приблизительно так.
Побудка в пять. Кобец ебет ее спросонья — «для поднятия мышечного тонуса». Ебет с оттяжкой, в течение полутора часов.
Затем отправляется чистить зубы и поссать. После — обязательно в рот. Первейшее дело, как выражается он.
Затем завтрак — пару палок в пизду и жопу. Лучше в жопу перед завтраком, а в пизду — после.
Ну и перед выходом на работу — минет. Так заканчивается утро.
Что Антон делает днем, Наташу не особенно интересует. Она знает, что днем очередь настает Верки, Ленки и Аньки. Антон ебет их мимоходом. Как он сам выражается, невзначай. Это и за еблю считать нельзя.
В обед Антон заваливает с работы домой. Палка — с порога, палка — на выходе.
Вечер.
— Минет с порога — была длинная дорога, — напевает, расстегивая ширинку, Антон.
Минет минетом, но, пока мама готовит ужин, он успевает в ванной выебать Натаху в жопу.
Итого — двенадцать палок. И так каждый день! Да какая пизда это выдержит, если по-человечески подходить к женщине!
…Но апофеоз наступил тогда, когда Антон проиграл ее в карты.
Он завалился домой навеселе с приятелями Пашкой Жженым и Серегой Ковригиным.
— Натаха, я проиграл тебя в карты! — нагло выпалил он. — Тебе придется сегодня потрахаться с Павлом. Так получилось, будь умницей… Да и Сереге отвалить не грех, он меня всегда выручал… А потом… давайте групповуху устроим… Можем и маму подписать!
Дружки загоготали.
Наташа не смогла вымолвить ни слова. Ноги ее подкосились, ей все еще казалось что это шутка. Но когда властные руки попытались содрать с нее платье, она опомнилась…
Хорошо, что дома оказалась мать…
Когда милицейский наряд, который вызвали предусмотрительные соседи, уволок разъярившихся ублюдков, мать, поправив на себе разорванную юбку, плеснула водки.
— Выпей, Натуся! Все позади.
В эту ночь Наташа наконец спокойно уснула, пробормотав вслед маме, которая пришла поцеловать ее на ночь, как в детстве:
— Ах, мамочка, как хорошо-то снова в девках…

rass67

Метки видео-ролика: Порно рассказы

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд!!! 53 голосов, Рейтинг 3,45
Loading ... Loading ...

Смотреть еще онлайн порно бесплатно:

ухоженные лимузин трах в колготках трахал в жопу начала мастурбировать сладкая парочка чешскую блондинка раздевается секс дрочит пихать трахают в горло секс кунилингус трое в анал секс кунилингус оттраханных сиськи мамаш секс порнуха парень нежно

Комментарии

Напиши свой комментарий на этот порно ролик