Удивительные иногда бывают ебальные ночи.
Приклеился я как-то к художнице с Арбата. Думал, живет одна. Привезла меня она на свою квартиру, а там — куча всякого народа.
Пассию мою звали Анфисой. Впервые я такое имя встретил. В общем, богема. У них свои заебы.
Но мужики и телки, тусовавшиеся в квартире, называли ее просто Фросей. Она не была хозяйкой квартиры, она была такой же, как и все обитатели этого вертепа, — простой художницей.
В общем, вся эта братия шарилась по комнатам среди бесконечных холстов, столов, стульев, диванов. Вели умные беседы и рисовали. Даже на кухне кто-то рисовал. А в санузле, на унитазе, стояла голая натурщица.
«Ну что же, — подумал я, — деньги еще имеются… ребята и девчата — хорошие, приятно, наверное, будет с ними забухать…» Короче, за праздник я платил.
Ужрались мы все до поросячьего визга. Я скорешился со всеми. Даже с натурщицей.
И что, вы думаете, было дальше? Правильно. Дальше и началась эта грандиозная поебка всех и вся, кто кому подвернулся.
Пошел я, например, поссать.
Дернул дверь в дабл, и предстала моим глазами такая чудесная картина (санузел у них со-вмещенный был). Стоит, значит, на коленях роскошная девица, навалившись грудью на унитаз. А сзади ее ебет какой-то бородатый тип, ухая и ахая от неописуемого удовольствия. Девица тоже не теряется, работает жопой так, что унитаз трясется… мама родная!
Но это не все. В самой ванной, в это же самое время, одна симпатичная особа так отсасывала у длинноволосого парня по кличке Ворон, так чмокала со всеми ахами и наворотами…
Самое главное, на меня никто не обращал никакого внимания.
Вот поэтому и решил я поссать в раковину. Все равно меня никто в упор не видит.
Подошел я к раковине, а хуй, понятно, у меня уже торчком. Направил в раковину и жду, а он, бедный, обиженно так подрагивает, вопросительно так посматривает то на одну пизду, то на другую.
И вот та барышня, что у Ворона в ванной отсасывала, вдруг ни с того ни с сего потянулась ко мне. Не отрываясь от хуя партнера, взяла своей изысканной ручкой мой аппарат и начала его радостно-восторженно поддрачивать.
Но я-то не дурак! Дрочить я и сам умею, это для меня не предел мечтаний, а ежедневный завтрак, обед и ужин.
Короче, повернулся я к девушке и предложил лизнуть мой чупа-чупс, сформулировав предложение так: знаешь, один хуй — хорошо, а два — лучше.
Забормотал:
— Попробуй отыскать пять отличий…
Пьяный я был, одним словом.
И ничего! Телка взяла мой хуй за щечку и стала сосать у нас с Вороном по очереди.
Тут и подруга ее с унитаза приподнялась и весьма ожесточенно пристроилась к моим яйцам сзади своими пухленькими губками.
Не сдержался и позволил себе кончить.
Правда, кончил я крайне неудачно. «Принцесса из ванной» в это время вытаскивала мой разбухший хуй из своего ротика для того, чтобы взять мужское достоинство первоначально-го партнера. И все это она проделывала так торопливо, что случайно направила мой хуй на Ворона.
Вот ему-то на живот я и кончил.
Ворон не обиделся, отнесся к этому вопросу философски.
Марианна же, так звали отсасывающую, радостно начала слизывать белесую волнующую влагу с его живота… а мне стало как-то стыдно, что ли… или немного я протрезвел к тому времени…
Короче, выбрался я из этого секс-узла, так и не поссав по-человечески.
Но, выбравшись, я вдруг споткнулся. Под ногами валялось неопознанное и бормочущее тело.
При ближайшем рассмотрении это тело оказалось той самой девушкой, ради которой я и приперся в этот «домик юного художника».
Ну вот, решил я, пришел мой час влупить Анфисе-Фросе по самые что ни на есть помидоры.
Однако Анфиска была не готова, то есть спала.
— Потом, потом… — бормотала она, отпихивая меня от себя.
— Когда потом?
— Скоро потом… скоро…
Ну ладно, делать нечего. В надежде, что мне еще чего-нибудь обломится, я решил разве-дать обстановку в других комнатах этой квартиры…
И увидел я то, что теперь мне, как говорится, только снится.
Ебля шла во всех комнатах и на всех диванах. Даже на шкафу и на холстах, как мне показалось, кто-то кого-то драл, не говоря уже о подоконнике…
Особенно мне запомнилось то, что я увидел на кухне. Там два типа мужского пола ебли совершенно лысую красотку, у которой на спине красовалась редкой синевы татуировка — такая дивная бабочка или паук. Но не это привлекло мое внимание.
Мое внимание привлекла конфигурация, выбранная по умолчанию.
Один крендель лежал на полу, лысая красавица лежала на нем, и чувак пер ее, как полагается, в определенное место, то бишь в пизду.
Второй же тип заехал этой чухе в очко. Он так ритмично и мастерски долбил ее, что стол на кухне просто ходил ходуном и звенела посуда. Лысая даже не стонала — только все повторяла похабную английскую фразу:
— Фак ми! Фак ми!
«Да что я все по сторонам глазею, — очнулся и деловито подумал. — Пора уж выебать Анфиску!»
Я решил выебать ее прямо в коридоре всеми возможными способами, в самых невозможных позах.
Как вдруг эта лысая бестия, освободившись от двух хуев, скатилась на бок и…
Короче, я видел много чего в жизни, но такого…
Парни целовались. Девушка лежала на боку и старалась поласкать своим языком то одного, то другого. И дрочила она у обоих по очереди, и дрочили они друг другу тоже по очереди.
Затем тот, что был снизу, неожиданно перевернулся на живот и встал на колени. Второй наклонился над ним и начал его долбить…
Мама мия!
Лысая чувиха дрочила тому, кого увлеченно ебал верхний, и водила свободной рукой себе по пизденке — давно разъебанной…
Продолжения я ждать не стал.
В полутемном коридоре я подложил свои и чьи-то вещи под животик Анфиски. Стащил с нее джинсы вместе с розовыми трусиками. Как и положено, наслюнявил член и аккуратно въехал художнице в ее художественную попку.
Вот это был «Девятый вал», я вам скажу, хули там Айвазовский!
Анфиска моя взвыла, взбрыкнула и так подмахнула спросонья, что если бы я не держал ее одной рукой за грудь, а другой за бедро, то улетел бы куда-нибудь на хуй. Возможно, даже на «голубую» кухню…
Но я-то был готов к сюрпризам.
Поэтому я легко справился с резвой кобылицей, и дальнейшая ебля пошла у нас просто класс…
Я сжимал груди своей богини, ласкал ее пизду. Мимо нас постоянно кто-то проходил…
Кто-то просил у меня закурить, кто-то — спички.
Кто-то предлагал выпить.
А один чувак, присев рядом на корточки, даже прочитал свое стихотворение. Сюжета я не помню, но смысл текста был понятен, а несколько строк я даже запомнил…
И в солнечных лучах,
И в сетке лунных бликов,
Ебаться любят все —
От мала до велика…
Я продолжал фигачить свою Анфиску, и мне было приятно сознавать все величие поэтического гения, продолжавшего суетно тусоваться по квартире.
По прошествии неопределенного времени я перевернул Анфиску на спину и решил вы-ебать ее по всем правилам, то есть в позе миссионера.
Я склонился над ней, развел ее ноги…
В голове моей приятно закружилось. Какая-то странная истома овладела мною.
Но тут прикосновение чьей-то руки к моей заднице заставило меня вздрогнуть в предчувствии нехорошего.
Я обернулся. Мастурбируя член, рядом со мной на коленях стоял тот самый педерастический крендель, которого я видел на кухне…
Короче, как я съебался в конце концов из этой квартиры, в каком виде, я вам не скажу — просто не помню…
Одно я вам могу сказать определенно и с уверенностью. Эта самая богема, на самом деле блядство, вакханалия и полный абстракционизм на художественном подсосе.
Не иначе.

rass65

Увеличил свой член чтобы давала любая с помощью ЭТИХ капель, а если не даёт подсыпь ей ВОЗБУДИТЕЛЬ

Порно категории:

Порно рассказы

Leave a Reply

Your email address will not be published.