Порно Онлайн | | | | |

Поебуси у бабуси

Даю подарки!

Леха Курочкин стал вынужденным переселенцем.
Работы в родном городишке не было абсолютно никакой, а перспектива спиться его не устраивала. Помыкавшись с полгода после дембеля в своем Пердищеве, он рванул в Москву. Не могло такого быть, чтобы крепкий парень, много чего умеющий делать своими руками, не найдет работы в большом городе.
Пару ночей он перекантовался на вокзале, осмотрелся, пристроился грузчиком. Вскоре подвернулась и бабка, сдающая комнату. Звали ее Лукинична.
Первую неделю Леха вкалывал до полного опупения, как негр на плантации. Но прошел месяц, втянулся, и захотелось Лехе ебаться.
Для начала Курочкин решил осмотреть поляну в ставшем уже почти родным магазинчике. Произведя разведку боем, он получил по морде и выяснил, что двух продавщиц — дородную Зинаиду Николаевну и востроносенькую Ксюшу — пользует сам хозяин, лоснящийся от жира Алибек. Снимать девок на вокзале за пол-литра Лехе было как-то боязно — хрен его знает, какую заразу подцепишь.
Поэтому в субботу вечером, хватив пивка для рывка и испытывая жгучую неудовлетворенность, он с бутылкой водки отправился домой.
— Лукинична, у тебя огурцы есть? — рявкнул Леха с порога, не в состоянии далее терпеть унижение и воздержание.
Бабка шустро выкатилась в переднюю:
— А как же без огурчиков? Есть, конечно…
— Выпить хочешь, старая? — бесцеремонно перебил ее Леха и прошлепал на кухню.
Лукинична засеменила за ним. В один момент на столе оказалась пара стаканов. Предвкушая даровую выпивку, старуха расщедрилась еще и на грибочки.
— Тебе сколько лет? — начал Леха светскую беседу после первой.
— Да уж шестьдесят стукнуло.
— Надо же, а я думал, лет восемьдесят, — честно признался Леха.
Лукинична дробно захихикала.
— А мужик твой где? — Леха налил еще по стакану.
— Да уж давно окочурился, а в прошлом году и сын куда-то сгинул. — Лукинична лихо опрокинула второй стаканчик.
После второго стакана бабку развезло, и она вдруг как-то обмякла и начала сползать на бок.
Леха задумчиво посмотрел на старуху и с удивлением обнаружил, что у него колом стоит хуй. Пару секунд Курочкин размышлял, что лучше — подрочить или использовать в качестве сексуального объекта пьяную в дым Лукиничну.
От второго варианта его передернуло, и он в сердцах сплюнул.
Однако у воспаленного члена, как всегда, была своя голова, и неожиданно для самого себя Леха встал и, подхватив в охапку обмякшую старуху, отнес ее на кровать.
Поставив Лукиничну рачком и задрав подол, Курочкин вогнал свой бугристый хуй старухе куда-то между ног.
Изголодавшийся по бабьей пизде, елдак Курочкина с напором и жаром начал делать свое дело. Леха совершал привычные движения, мрачно прикрыв глаза и предпочитая не смотреть на партнершу.
Минут через пять хуй забился в радостных конвульсиях, и Леха, так и не взглянув на Лукиничну, отправился спать. Это было в субботу.
…Поздним утром он вылез на кухню и с удивлением обнаружил там целый выводок старушонок, чинно сидевших вокруг стола и пивших чай с булками. Во главе восседала гордая Лукинична. Она явно не в первый раз пересказывала подробности вчерашнего эпизода.
Леха покраснел, но виду не подал, а притворно бодрым голосом приветствовал дам:
— Наше вам почтение! Какой тут у тебя цветник, Лукинична!
Старушки радостно загалдели и наперебой бросились угощать его чаем. Курочкин присмотрелся.
Подружки Лукиничны были не такие страшненькие, как она сама, и выглядели помоложе. Было их пять штук. Настроение царило празднично-приподнятое.
Далее Лехе доложили, что у самой бойкой, у Кузьминичны, в следующую субботу будет день рождения и дамы решили отпраздновать его именно у Лукиничны, да чтобы непременно и Леха присутствовал.
Не заподозрив никакого подвоха, Курочкин согласился.
Наступила суббота.
Вернувшись вечером домой, Курочкин оторопел: стол был обильно заставлен бутылками и бесконечными плошками с закуской. А вокруг сидели нарядные старушки и, судя по хихиканью, были уже изрядно навеселе.
Леху наконец осенило, что весь сыр-бор затеян ради него. Бабки, прослышав про его странные наклонности (знающие люди назвали бы их геронтофильскими), решили подсуетиться.
Тем временем к нему подскочила бойкая Кузьминична и мертвой хваткой вцепилась своими заскорузлыми пальцами:
— Выпей-ка, сынок, меня… Ну, выпей, Лешик, ядрена копоть…
Так еще за Курочкиным никто не ухаживал. Ему беспрерывно подливали и накладывали, кроме того, бабки оказались хохмачками, все время травили соленые анекдоты и легко перешли на матерок.
Через час Леха поймал кайф и уже благодушно взирал на своих новых подружек.
Его самовольный инструмент, всю неделю вынужденный воздерживаться, вдруг настойчиво заявил о себе.
Глазастые старухи тут же приметили, что Лехины штаны вздыбились. Одна за другой бабульки залились девичьей краской, а в комнате повисло молчание.
Наконец Курочкин хрипло произнес:
— Ну, которая первая ебаться хочет? Марш на койку!
Старухи дружно выдохнули с облегчением и посмотрели на Кузьминичну.
«День рождения!» — усмехнулся Леха и встал, с гордостью выпростав из штанов железный хуй.
Бабки ахнули, а Кузьминична степенно направилась в сторону кровати.
— Вы чего, так и будете на нас пялиться? — удивился Леха. — А ну брысь отсюда!
Ни одна старушка, однако, с места не сдвинулась. Леха не стал настаивать. «Хрен с ними, пусть позабавятся», — решил он и вогнал горячий хуй в разъебанную пизду Кузьминичны, которая уже успела улечься на спину и, как последняя блядь, широко раздвинула ноги.
Как и в прошлый раз, Леха ебал бабульку не глядя. Кузьминична слабо попискивала. Член Лехи, как и в прошлый раз, уверенно делал свое дело, не споткнувшись даже тогда, когда бабка громко пернула — то ли от напряжения, то ли от удовольствия.
Зрительницы неодобрительно зашушукали: «Чего расперделась! Не смущай Лешика нашего!»
Елдак Курочкина привычно довел до конца свою партию, и все присутствующие восторженно захлопали. Леха и Кузьминична как ни в чем не бывало оправились и сели за стол. Им тут же налили шампанского.
Бабки поздравляли Кузьминичну, словно та по меньшей мере вернулась из космоса.
Леха с тоской посмотрел на оживленных старух, которые явно договаривались, чья очередь следующая.
— Эй, бабки, вы чего разбаловались? А вы меня спросили? Может, я уже не могу больше? — строго прикрикнул на них Леха.
— Ну, хоть Ильиничну-то отдери сегодня, — жалобно попросила Лукинична. — Я ж ей обещала, а?
Как ни странно, после этих слов хуй Лехи приветливо приподнял головку и вежливо выпер из штанов.
— Залезай, старая! — дал «добро» Курочкин.
Ильинична кубарем выкатилась из-за стола и в соответствующей позе разлеглась на кровати.
— Только не пердеть! — строго предупредил Курочкин и, словно сваю, с размаху вбил свой кол куда надо.
Бабка ахнула от неожиданности. Публика азартно вскрикнула.
Курочкин принялся размашисто мерить хуем бабкину слякоть. На этот раз он наконец решился посмотреть, кого же это он трахает.
Ильинична лежала, закатив глаза, на ее лице было написано блаженство. «Надо же! — удивился про себя Леха. — Да разве в таком возрасте ебутся?»
«Ебутся, милый, ебутся…» — приветливо зачавкала пизда Ильиничны в такт его сомнениям.
Минут через пять он кончил и отпустил старуху.
— Ну все, бабки, хватит на сегодня! Я вам не терминатор! — объявил Леха.
Почувствовав неподдельную строгость в его голосе, бабки не посмели больше настаивать, лишь Ильинична заискивающе пропела:
— Ты у нас, Лешенька, просто половой гигант! Мы уж и не чаяли, что на старости лет нам такая радость обломится. Теперь и помирать не обидно. Меня мой дед последний раз знаешь когда пялил?
— Да ладно, мне не жалко… — Курочкин был польщен своим большим гуманитарным подвигом. — А теперь пора на боковую.
Гостьи тоже засуетились и, пошушукавшись в передней, разошлись.
На этот раз Леха долго ворочался в постели и все пытался осознать, что же это с ним произошло — стыдно это или нет? Что он, так и будет теперь старух ебать?
А если ему молодая девчонка встретится? Как он ее сюда приведет? Ведь Лукинична сожрет их с потрохами.
Вскоре алкоголь все же сморил его, но похмелье на следующий день было скверным.
Леха отправился прогуляться. У подъезда, как всегда, сидели бабульки на лавочке и судачили. Знакомых лиц он там вроде бы не увидел, но при его появлении старухи смолкли, а за его спиной опять загудели.
Лехе стало не по себе.
«Во, блин — размышлял он, — теперь весь дом знает, что я с бабками ебусь! Ну прикол!»
Вечером Курочкин учинил Лукиничне разнос.
— Ты чего по всей округе растрепала про наши поебушки? На меня уже пальцем показывают, на улицу нельзя выйти! — набросился он на хозяйку.
— Да что ты, Лешик! Никому я не говорила, только девочкам похвасталась.
— А «девочки» твои разнесли на хвосте по всему району. Пугало из меня сделали! Больше чтоб ни одна не лезла! И не мечтайте!
После этих слов Леха для убедительности хлопнул дверью.
…В следующую субботу Курочкин специально прошлялся весь вечер допоздна по кабакам и, придя домой, сразу же юркнул к себе, чтобы не сталкиваться с Лукиничной.
Утром бабка сидела на кухне чернее тучи, поджав губы и не глядя в его сторону.
Так она не разговаривала с ним всю неделю.
В очередные выходные Леха решил заняться старухиным воспитанием дальше. Он привел домой Надьку, бабу лет тридцати, тоже лимиту из соседней палатки, с которой он познакомился пару дней назад.
Но поганая старуха испортила им всю малину. Только они с Надькой начали устраиваться на предмет ебли, как старая ведьма ворвалась в комнату и подняла такой хай, что Леха с Надькой еле ноги унесли.
…Вернувшись на следующий день с работы, Леха обнаружил перед дверью квартиры свои нехитрые пожитки и записку, чтобы убирался на все четыре стороны.
Замок коварная старуха уже успела поменять.
С тех пор Леха Курочкин зарекся поднимать хуй на женщин преклонного возраста.

rass64

Метки видео-ролика: Порно рассказы

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд!!! 22 голосов, Рейтинг 3,64
Loading ... Loading ...

Смотреть еще онлайн порно бесплатно:

киски девушек откровенные анус мужик большой в попку киску крупно медсестр выебал двух молодую любовницу себя на камеру кастинг баб предложил жене анал с минетом девушка раком насовал сразу двух зашла в комнату перед подругой лесби клитор

Комментарии

Напиши свой комментарий на этот порно ролик