Порно Онлайн | | | | |

Ну и вдули мы невесте

Даю подарки!

Надоело Володьке, племяннику моему тридцатилетнему, лизаться с подружкой своей очередной по подъездам. Да еще курсировать по выходным между Москвой и Питером. Петербурженка она потому что. Решили они жениться.
— Ну, — говорю, — поздравляю, Вовик! Молодец! Однако ты, прежде чем родителей с ней знакомить, ко мне ее привези. Я ее проэкзаменую по-родственному. Ты ведь у меня один.
И вот являются они в прошлую пятницу вечером.
Знакомимся.
Ничего так с виду, симпатичная, веселенькая брюнеточка. Но вот грудки как-то незаметны.
Я Володьку вывел на кухню, информирую:
— Да, оторвал ты себе невесту — заглядение! Просто охуительно! Однако, брат, что-то я грудей не заметил…
Володька тихонько запер дверь на кухню и прошептал мне на ухо:
— Дядь Леш, понимаешь, а я ведь и сам не знаю, что там у нее с грудями…
Выяснилось, что Вовик ни хуя еще не имел свою Машеньку! Жених называется! Ни сверху, ни снизу, ни спереди, ни сзади!
И про «лизаться» тоже оказалось дезинформацией. Нигде он ей не лизал. И она его соответственно. Так — губешками щекотались.
Я призадумался. Надо было что-то делать, и я решился.
— Ты не ссы, сейчас разберемся. Ты только не мешай…
Оставил племянника — и к ней!
Сообщаю игривым тоном:
— А я ваш фотец в газетке одной видел!
— Да-а? Я не знала. Покажите!
— Да вот же!
И демонстрирую номерок журнальчика.
— Вот, пожалуйста: «Победительница конкурса «Мисс года — 2000″ Маша, г. Санкт-Петербург». Вид с тыла, обаятельная пизденка над фужерчиком!
— Да вы что-о-о!
— Не отпирайтесь, Машенька! Вашу попку трудно не узнать! А пизда по форме уха прорисовывается как живая. Стойте, куда вы засобирались?
— К маме! Ну вас!
— В Петербург? А как же Вован? Ему теперь до гроба над этим вашим фото онанизмом заниматься?
— Да не снималась я на конкурс! Я в школе работаю, детей учу математике!
— Насрать мне на ваши слова! И если на то пошло, то мы с Вовиком такие же дети. Гляньте на жопу в газете! Она — ваша! Пизду по ушам определил. Брюнеточка. Это, Машенька, вы! Как дважды два — четыре!
Дверь на кухню с грохотом распахнулась. Явно от удара ногой. На пороге стоял Вовик с дымящимися кофейными чашечками в обеих руках. Судя по-мертвецки бледной роже — подслушивал. Бедный, бедный мальчик!
Но запущенные болезни часто приходится лечить скальпелем…
— Машенька, это… это правда? — после минутной паузы разродился он сакраментальной фразой.
— Нет!
— Ну-ну… — холодно так, знаете ли, прокомментировал я. — Здесь все — ваше. Принадлежность пизды и жопы лично у меня сомнений не вызывает.
Разрыдавшись, Маша выхватила из моих рук газету, всмотрелась и потрясла перед моим носом:
— Вот! У меня на левой попе родинка, а тут ее нет!
— Не верю!
— Ах, так!
И Машенька развернулась к нам тылом и сдернула до колен свои джинсики и трусики.
Еле успел я подскочить к Вовчику, чтобы перехватить выпадающие у него из рук чашки.
Отхлебнул глоточек, поставил на столик и продолжил:
— Позвольте, я ближе взгляну — на конкурс-то вы снимались крупным планом! И ракурс хороший был…
Машенька нетерпеливо вильнула задницей — дескать, поживее глядите.
А я преспокойненько пристраиваюсь к этой самой пышной заднице и всматриваюсь, всматриваюсь…
Хуй, конечно, встает, встает.
Кому-нибудь, конечно, ближе тот же Пикассо или те же Кукрыниксы, а мне любо-дорого глядеть на простую русскую жопу.
Однако не все в жизни в полную меру соответствует мечтам. Мог ли, например, я засунуть даже всего лишь сопатку в Машенькину жопу без позволения Вовика!
Нет, не мог! Поэтому я подозвал его присесть рядом на корточки и как бы стал размышлять вслух:
— Ты, Вовчик, прости, но я в полной растерянности. Вот, гляди… — тут я осторожно ткнул в левую половинку жопы (о-о-о, божественная упругость прохладных девичьих задниц!). — Действительно… родинка. Но какая малепусенькая! Кажется, дунь и слетит!
Племянник, дико вращая глазами, напыжился и почему-то дунул. Чего только не вытворяют подчас влюбленные!
Родинка, конечно, осталась на месте, а Машенька свирепо и звонко шлепнула ладошками по бедрам. «Ну?» — дескать, охуели вы там, что ли.
— Ты, — говорю, — брат, не дыши так тяжело. Эту штуку даже не слизнешь. А вот залепить ее — два пальца обоссать… Фотограф по желанию заказчика или по вдохновению запросто мог взять да и залепить эту родинку.
— Да ничего я не залепливала! — с отчаянием в голосе произнесла Машенька.
— Не переживайте так. Истина восторжествует, если ей помочь. Ваш единственный шанс — перестать изображать статую Венеры и приземлиться на коленочки и локоточки, как это сделала победительница конкурса.
— Но почему?
— Да потому что в позе статуи жопа смыкается и не видно ни хера. Нам с Вовчиком надо рассмотреть все, как оно было в кадре. Правда, Вован?
Племянник промычал что-то невразумительное.
Я неодобрительно глянул на него и — чудо! — обнаружил, что его хуй уже торчит из расстегнутых штанов сантиметров на пятнадцать!
Недолго думая, я повторил этот маневр.
А Маша наша все мнется, блядь, не решается, как видно.
— Ну, — грозно так прикрикиваю, — представьте, что вы в классе.
Что я хотел этим сказать, не знаю.
Вы не поверите, но эта последняя реплика почему-то подействовала на Машеньку, как удар кнута. Она рухнула на четыре точки, правильно отклячив жопу с прогибом в пояснице.
Не сговариваясь, мы с Вовчиком мгновенно оказались на коленях.
Жопа разверзла зев, в котором напыжился крохотулечный, дивный розанчик. Так жаром меня и обдало!
Очень уж напомнил он мне Настеньку из квартиры двумя этажами ниже. Давно Настенька ко мне не заглядывала. Да и то сказать — ее хлебом не корми, дай поебаться в очко, а у меня инстинкт более разнообразные формы принимает. Подчас рукоприкладством приходилось прокладывать себе дорогу в иные, так сказать, недра. Вот Настенька и ебется теперь с другим. Может, даже в эту самую минуту.
Впрочем, ну ее на хуй! Тут иное зрелище сейчас. Пизда невесты из Санкт-Петербурга! Но что же с этой пиздой делать?
Врать не стану — очень меня повлекло вылизать ее, высосать каждую свежую и несвежую росиночку, пободаться, понимаешь, с клиторком…
Но, увы, предстояло разыгрывать роль экзаменатора до конца.
— Итак, друзья, — предательски дрогнувшим голосом сообщил я притихшей аудитории, — мы видим все, как было. Пизда налицо…
— Дядя Ле-ша, — простонал племянник, — я больше не могу!
Эге! Да парень оказался все же молодцом — вижу, тянется хуем к пизденке, вот-вот меня плечиком отпихнет!
Я, не будь дурак, — цап его за хуй. Ух, и здоров же, бычара! И хорош, слов нет — шлифованной слоновьей костью лоснится, и каждый бугорочек приятно вздут, наполнен мощью, как коровник мычанием.
— Стоп! — говорю. — Ты мне сперва ответь: как полагаешь, это она?
— Кто? — недопонял Вовчик.
Парень совсем охуел. А от пожатия хуя и вовсе «поплыл». По-моему, он даже не понял, кто его за хуй-то ухватил.
Опыт мне подсказывал, что лично мои шансы резко пошли в гору. Главное в таких трудно предсказуемых положениях — не терять ни одного драгоценного мгновения.
— Она! — заорал я на Вовчика. — Еби ее скорее, а то упадет…
Как могла Машенька упасть и зачем бы ей падать, спрашивается? Почему при этом ее обязательно надо ебать?
На эти вопросы не надо было искать ответы, потому что у «поплывшего» человека вопросов не возникает. Тут психология чистой воды.
Схватил я Вовкин хуй и воткнул в пизденку. Авось не подкачает! Сам же я устремился в обход тела невесты по правому флангу.
— Как! Что! — кудахтнула невеста и дернулась тазом вперед.
Ее брови от возмущения дернулись вверх, а ротик от удивления буквой «о-о-о» приоткрыт. А губки от предвкушения подрагивают.
И тут уж — промедление смерти подобно! — в эти самые губенки да с размаха я милого своего леща и запустил.
А Вовчик, ей-богу, натурально мыча, как наподдаст Машеньке рака! Еле успел невесту за уши подхватить, а то бы так и померла, подавившись хуем.
— Не ссы, Машенька! — успокоил я ее. — Маньяков и некрофилов мы за людей не считаем, цела будешь…
Так и пошли мы с Вовчиком невесту друг дружке подавать, словно индейские вожди трубку мира. Я за уши страхую. Вовчик — за жопу. Невеста — в мыле. Чувствую, во рту невесты слюны — море, и наружу слюна прет чуть ли не фонтаном, хуй обтекает.
Деваться некуда — начинает человек сосать, чтоб не подавиться собственными выделениями… Пош-ш-шел процесс!
— А-а-ах! О-о-ох! — заблеяли мы с Вовчиком и через минуту-другую, дружно захрипев, почти одновременно кончили.
Вовчик сразу отчалил и повалился рядом с Машенькой.
Я подбадривающе потрепал ее по щечке — дескать, доказала, молодец, и отвалил медленно-медленно, по миллиметрику высвобождая хуй из орального пленения. Невеста не возражала. Напоследок, преданно взглянув по-собачьи на меня снизу вверх, она даже слизнула застрявшую на самом устьице головки хуя капельку спермы.
Вышел я на балкон свежестью вечерней подышать. А когда через четверть часа вернулся — не было уж дома гостей. Вот молодцы!
…Наутро врывается ко мне Вовчик чуть свет. Перевозбужденный такой. Невесту свою еще тогда же, вечером, посадил на поезд в Питер. Ночь не спал от воспоминаний, но под утро вдруг пришло в голову ему, что грудей невесты своей он так и не видел!
— Вот, блядь! Прости, Вовчик, забыл! Прости засранца…
Погоревали мы недолго. Подмылись по очереди и на Ленинградский вокзал вместе покатили…

rass56

Метки видео-ролика: Порно рассказы

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд!!! 14 голосов, Рейтинг 3,21
Loading ... Loading ...

Смотреть еще онлайн порно бесплатно:

простаты лесби хулиган девочка и негр блондинку во время секса анал впервые изменяет жене сисястая девка секс наказание любовник подруги жесткое порево молоденькая раком порвал рот негры члены очень красиво застал жену утешил

Комментарии

Напиши свой комментарий на этот порно ролик