Порно Онлайн | | | | |

Ну и вдули мы невесте

Даю подарки!

Надоело Володьке, племяннику моему тридцатилетнему, лизаться с подружкой своей очередной по подъездам. Да еще курсировать по выходным между Москвой и Питером. Петербурженка она потому что. Решили они жениться.
— Ну, — говорю, — поздравляю, Вовик! Молодец! Однако ты, прежде чем родителей с ней знакомить, ко мне ее привези. Я ее проэкзаменую по-родственному. Ты ведь у меня один.
И вот являются они в прошлую пятницу вечером.
Знакомимся.
Ничего так с виду, симпатичная, веселенькая брюнеточка. Но вот грудки как-то незаметны.
Я Володьку вывел на кухню, информирую:
— Да, оторвал ты себе невесту — заглядение! Просто охуительно! Однако, брат, что-то я грудей не заметил…
Володька тихонько запер дверь на кухню и прошептал мне на ухо:
— Дядь Леш, понимаешь, а я ведь и сам не знаю, что там у нее с грудями…
Выяснилось, что Вовик ни хуя еще не имел свою Машеньку! Жених называется! Ни сверху, ни снизу, ни спереди, ни сзади!
И про «лизаться» тоже оказалось дезинформацией. Нигде он ей не лизал. И она его соответственно. Так — губешками щекотались.
Я призадумался. Надо было что-то делать, и я решился.
— Ты не ссы, сейчас разберемся. Ты только не мешай…
Оставил племянника — и к ней!
Сообщаю игривым тоном:
— А я ваш фотец в газетке одной видел!
— Да-а? Я не знала. Покажите!
— Да вот же!
И демонстрирую номерок журнальчика.
— Вот, пожалуйста: «Победительница конкурса «Мисс года — 2000″ Маша, г. Санкт-Петербург». Вид с тыла, обаятельная пизденка над фужерчиком!
— Да вы что-о-о!
— Не отпирайтесь, Машенька! Вашу попку трудно не узнать! А пизда по форме уха прорисовывается как живая. Стойте, куда вы засобирались?
— К маме! Ну вас!
— В Петербург? А как же Вован? Ему теперь до гроба над этим вашим фото онанизмом заниматься?
— Да не снималась я на конкурс! Я в школе работаю, детей учу математике!
— Насрать мне на ваши слова! И если на то пошло, то мы с Вовиком такие же дети. Гляньте на жопу в газете! Она — ваша! Пизду по ушам определил. Брюнеточка. Это, Машенька, вы! Как дважды два — четыре!
Дверь на кухню с грохотом распахнулась. Явно от удара ногой. На пороге стоял Вовик с дымящимися кофейными чашечками в обеих руках. Судя по-мертвецки бледной роже — подслушивал. Бедный, бедный мальчик!
Но запущенные болезни часто приходится лечить скальпелем…
— Машенька, это… это правда? — после минутной паузы разродился он сакраментальной фразой.
— Нет!
— Ну-ну… — холодно так, знаете ли, прокомментировал я. — Здесь все — ваше. Принадлежность пизды и жопы лично у меня сомнений не вызывает.
Разрыдавшись, Маша выхватила из моих рук газету, всмотрелась и потрясла перед моим носом:
— Вот! У меня на левой попе родинка, а тут ее нет!
— Не верю!
— Ах, так!
И Машенька развернулась к нам тылом и сдернула до колен свои джинсики и трусики.
Еле успел я подскочить к Вовчику, чтобы перехватить выпадающие у него из рук чашки.
Отхлебнул глоточек, поставил на столик и продолжил:
— Позвольте, я ближе взгляну — на конкурс-то вы снимались крупным планом! И ракурс хороший был…
Машенька нетерпеливо вильнула задницей — дескать, поживее глядите.
А я преспокойненько пристраиваюсь к этой самой пышной заднице и всматриваюсь, всматриваюсь…
Хуй, конечно, встает, встает.
Кому-нибудь, конечно, ближе тот же Пикассо или те же Кукрыниксы, а мне любо-дорого глядеть на простую русскую жопу.
Однако не все в жизни в полную меру соответствует мечтам. Мог ли, например, я засунуть даже всего лишь сопатку в Машенькину жопу без позволения Вовика!
Нет, не мог! Поэтому я подозвал его присесть рядом на корточки и как бы стал размышлять вслух:
— Ты, Вовчик, прости, но я в полной растерянности. Вот, гляди… — тут я осторожно ткнул в левую половинку жопы (о-о-о, божественная упругость прохладных девичьих задниц!). — Действительно… родинка. Но какая малепусенькая! Кажется, дунь и слетит!
Племянник, дико вращая глазами, напыжился и почему-то дунул. Чего только не вытворяют подчас влюбленные!
Родинка, конечно, осталась на месте, а Машенька свирепо и звонко шлепнула ладошками по бедрам. «Ну?» — дескать, охуели вы там, что ли.
— Ты, — говорю, — брат, не дыши так тяжело. Эту штуку даже не слизнешь. А вот залепить ее — два пальца обоссать… Фотограф по желанию заказчика или по вдохновению запросто мог взять да и залепить эту родинку.
— Да ничего я не залепливала! — с отчаянием в голосе произнесла Машенька.
— Не переживайте так. Истина восторжествует, если ей помочь. Ваш единственный шанс — перестать изображать статую Венеры и приземлиться на коленочки и локоточки, как это сделала победительница конкурса.
— Но почему?
— Да потому что в позе статуи жопа смыкается и не видно ни хера. Нам с Вовчиком надо рассмотреть все, как оно было в кадре. Правда, Вован?
Племянник промычал что-то невразумительное.
Я неодобрительно глянул на него и — чудо! — обнаружил, что его хуй уже торчит из расстегнутых штанов сантиметров на пятнадцать!
Недолго думая, я повторил этот маневр.
А Маша наша все мнется, блядь, не решается, как видно.
— Ну, — грозно так прикрикиваю, — представьте, что вы в классе.
Что я хотел этим сказать, не знаю.
Вы не поверите, но эта последняя реплика почему-то подействовала на Машеньку, как удар кнута. Она рухнула на четыре точки, правильно отклячив жопу с прогибом в пояснице.
Не сговариваясь, мы с Вовчиком мгновенно оказались на коленях.
Жопа разверзла зев, в котором напыжился крохотулечный, дивный розанчик. Так жаром меня и обдало!
Очень уж напомнил он мне Настеньку из квартиры двумя этажами ниже. Давно Настенька ко мне не заглядывала. Да и то сказать — ее хлебом не корми, дай поебаться в очко, а у меня инстинкт более разнообразные формы принимает. Подчас рукоприкладством приходилось прокладывать себе дорогу в иные, так сказать, недра. Вот Настенька и ебется теперь с другим. Может, даже в эту самую минуту.
Впрочем, ну ее на хуй! Тут иное зрелище сейчас. Пизда невесты из Санкт-Петербурга! Но что же с этой пиздой делать?
Врать не стану — очень меня повлекло вылизать ее, высосать каждую свежую и несвежую росиночку, пободаться, понимаешь, с клиторком…
Но, увы, предстояло разыгрывать роль экзаменатора до конца.
— Итак, друзья, — предательски дрогнувшим голосом сообщил я притихшей аудитории, — мы видим все, как было. Пизда налицо…
— Дядя Ле-ша, — простонал племянник, — я больше не могу!
Эге! Да парень оказался все же молодцом — вижу, тянется хуем к пизденке, вот-вот меня плечиком отпихнет!
Я, не будь дурак, — цап его за хуй. Ух, и здоров же, бычара! И хорош, слов нет — шлифованной слоновьей костью лоснится, и каждый бугорочек приятно вздут, наполнен мощью, как коровник мычанием.
— Стоп! — говорю. — Ты мне сперва ответь: как полагаешь, это она?
— Кто? — недопонял Вовчик.
Парень совсем охуел. А от пожатия хуя и вовсе «поплыл». По-моему, он даже не понял, кто его за хуй-то ухватил.
Опыт мне подсказывал, что лично мои шансы резко пошли в гору. Главное в таких трудно предсказуемых положениях — не терять ни одного драгоценного мгновения.
— Она! — заорал я на Вовчика. — Еби ее скорее, а то упадет…
Как могла Машенька упасть и зачем бы ей падать, спрашивается? Почему при этом ее обязательно надо ебать?
На эти вопросы не надо было искать ответы, потому что у «поплывшего» человека вопросов не возникает. Тут психология чистой воды.
Схватил я Вовкин хуй и воткнул в пизденку. Авось не подкачает! Сам же я устремился в обход тела невесты по правому флангу.
— Как! Что! — кудахтнула невеста и дернулась тазом вперед.
Ее брови от возмущения дернулись вверх, а ротик от удивления буквой «о-о-о» приоткрыт. А губки от предвкушения подрагивают.
И тут уж — промедление смерти подобно! — в эти самые губенки да с размаха я милого своего леща и запустил.
А Вовчик, ей-богу, натурально мыча, как наподдаст Машеньке рака! Еле успел невесту за уши подхватить, а то бы так и померла, подавившись хуем.
— Не ссы, Машенька! — успокоил я ее. — Маньяков и некрофилов мы за людей не считаем, цела будешь…
Так и пошли мы с Вовчиком невесту друг дружке подавать, словно индейские вожди трубку мира. Я за уши страхую. Вовчик — за жопу. Невеста — в мыле. Чувствую, во рту невесты слюны — море, и наружу слюна прет чуть ли не фонтаном, хуй обтекает.
Деваться некуда — начинает человек сосать, чтоб не подавиться собственными выделениями… Пош-ш-шел процесс!
— А-а-ах! О-о-ох! — заблеяли мы с Вовчиком и через минуту-другую, дружно захрипев, почти одновременно кончили.
Вовчик сразу отчалил и повалился рядом с Машенькой.
Я подбадривающе потрепал ее по щечке — дескать, доказала, молодец, и отвалил медленно-медленно, по миллиметрику высвобождая хуй из орального пленения. Невеста не возражала. Напоследок, преданно взглянув по-собачьи на меня снизу вверх, она даже слизнула застрявшую на самом устьице головки хуя капельку спермы.
Вышел я на балкон свежестью вечерней подышать. А когда через четверть часа вернулся — не было уж дома гостей. Вот молодцы!
…Наутро врывается ко мне Вовчик чуть свет. Перевозбужденный такой. Невесту свою еще тогда же, вечером, посадил на поезд в Питер. Ночь не спал от воспоминаний, но под утро вдруг пришло в голову ему, что грудей невесты своей он так и не видел!
— Вот, блядь! Прости, Вовчик, забыл! Прости засранца…
Погоревали мы недолго. Подмылись по очереди и на Ленинградский вокзал вместе покатили…

rass56

Метки видео-ролика: Порно рассказы

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд!!! 15 голосов, Рейтинг 3,33
Loading ... Loading ...

Смотреть еще онлайн порно бесплатно:

на осмотре препод трахает нежно ебал грудастые анал вдвоем поставил раком пышка красивая девка звезду с большими съемка секса удачно секс с толстым трахает в туалете анал женщин топ порно секс на отдыхе в комнате красивая мастурбация

Комментарии

Напиши свой комментарий на этот порно ролик