Горники тоже любят поебаться. Все они, по сути, экстремальщики и адреналинщики.
Так получилась, что в горах к нам прибилась молодая пара, ребята от девятнадцати до двадцати пяти — Шапа и Оладя. То бишь Паша и Лада. Палатки наши стояли рядом. Стенки здесь для лазания были неплохие.
Шли дни, и мы четверо уже настолько привыкли друг к другу, что пошла между нами какая-то дурь. Они купались перед нами голые, мы старались не отставать от молодежи, хотя были лет на пятнадцать их постарше. Но в обоих нас (мужиках) вдруг взыграл дух самца. Не буду лукавить, худенькая Лада сильно раздражала мой половой инстинкт.
И вот однажды вышел спор: слазить на стенку без страховки, вживую.
Но по ходу дела обнаружилось, что Павел давно был готов к развитию событий в этом направлении.
— Значит, если я приду первым… — тихим голосом начал я излагать пари.
— Ты трахнешь мою жену. У меня на глазах. — Голос Павла даже не дрогнул. — А если на вершине первым буду я…
— То ты трахнешь мою. — Я постарался, чтобы мой голос звучал тоже твердо. Не уверен, что получилось.
Мы ударили по рукам. Даша (моя жена) посмотрела на Ладу. Та только улыбнулась и пожала плечами. Моя жена гордо вздернула подбородок.
— Ну что же, ты сам решил. Смотри не сорвись, любимый!
Она подошла и поцеловала меня. Странным был этот поцелуй — я до сих пор не понимаю, что он означал.
Примерно до середины мы шли в одном темпе, потом Павел сорвался. Правда, только од-ной рукой, но этого ему хватило, чтобы потерять темп и сбить дыхание.
Когда я выползал на вершину, то увидел в нескольких метрах от себя стриженую голову Павла. Он вот-вот должен был выбраться на площадку!
Я с отчаянием висельника задергал ногами, стремясь побыстрее встать во весь рост. Когда мне это удалось, я замахал руками и захрипел во все горло — крика не получалось, потому что оно начисто пересохло.
Рядом, цепляясь за меня, стоял Павел. Он тоже махал и хрипел, потом дернул меня за майку и сказал:
— Ну, вот мы и наверху. Оба. Теперь ты понял, что такое адреналин, братишка?
— Я был первым! — прохрипел я.
Он рассмеялся.
— Ты что, переживаешь за свою жену? Перестань, я готов отказаться. А ты можешь трахнуть их обеих, если хочешь. Ты что, ничего не понял? Для меня главное было — поиметь эту стенку, а не твою Дашу. Теперь я счастлив. И мы оба победили. Спускаемся.
Мне полегчало, и мы двинулись на спуск.
Наши жены стояли у столового камня, вокруг которого были расстелены одеяла и спальники. На женах не было ничего, кроме тонких узких трусиков.
— Девочки, вы чего? — не понял я. — Победила дружба, так что никто никого трахать не будет.
Даша рассмеялась — зло и громко:
— Лада, ты слышала? Они пошутили. А мы с тобой? Я лично шутить и не собиралась. А ты?
Лада, глядя на Павла, отрицательно покачала головой:
— Я тоже.
— Так что, мальчики, никаких шуток. Вы оба победили, поэтому каждый получит свой приз.
Я растерянно посмотрел на Павла, он усмехнулся.
…Мы, закутавшись в полотенца, сидели на столовом камне, пили красное вино.
— Самцы есть самцы! — веселила свою новую подругу жена. — Как-то мой милый признался мне, что хотел бы при случае разделить меня с другим мужчиной. Одновременно. Теперь его мечта исполнится.
Я поперхнулся вином. Это было одним из самых интимных эпизодов нашей жизни, и я думал, что она уже забыла о стремном признании.
Лада нервно рассмеялась, с улыбкой поглядывая то на меня, то на своего мужа.
…Час расплаты настал. Наши жены медленно стянули трусики и подошли к нам: каждая к чужому мужу.
Меня захватило зрелище моей обнаженной Даши, которая прижималась к постороннему голому парню.
Я привлек к себе Ладу, не отрывая взгляда от Даши и Павла. Она улыбнулась, прикрыла глаза и поцеловала его в губы: раз, другой.
— Неужели ты это сделаешь? — простонал я.
Даша взяла сильную руку Павла и положила на свой розовый сосок.
— Еще как сделаю. — Жена на мгновение оторвалась от губ Павла и иронично улыбнулась: — Он такой же настоящий мужчина, как и ты…
Я поцеловал Ладу, и она ответила мне.
Тем временем жена, целуя молодое мускулистое тело моего соперника, опускалась, сгибая колени, к его заветному члену. И член этот, как ни странно, хоть и налился, но до полной мощности было еще далеко.
Неужели происходящее Шапу не возбуждало?
Лада требовательно потянула меня вниз, на одеяла, и мы занялись друг другом.
Тут случилось еще одно открытие. Молодая женщина, без стыда купавшаяся передо мной нагишом, первые шаги в любви делала весьма робко.
Тогда я энергично начал знакомиться с ее длинным стройным телом. Обнаружил, что соски ее полной груди совершенно равнодушны как к моим рукам, так и к моим губам. Зато животик около пупка оказался одной большой эрогенной зоной, как и мочки ушей.
Когда я к ним прикоснулся, ее тело заиграло мелкой дрожью.
Но Лада прервала мои ласки странным поступком. Уложила меня на спину, несколько раз облизнула мой член по всей длине, обильно орошая слюной (то есть смазывая), потом опрокинулась, увлекая меня на себя. И далее, запрокинув ножки, направила меня в себя.
Мои пальцы устремились ласкать ее пизду.
Ладу это удивило. Но нежность моих натренированных пятнадцатилетним супружеством пальцев начала делать свое дело: моя партнерша отчетливо «поплыла».
«Поплыл» и я, ведь Лада оказалась для меня слишком свежей и вкусной. Пришлось кончить, как кончают школьники на старшую сестру своего друга — в пять минут. Я с сожалением извлек хуй наружу и поцеловал Ладу в животик. Она согнула и разогнула колени, я раздвинул ей ножки и нырнул между ними. Меня удивило, насколько там было сухо.
Лада подняла мою голову, посмотрела в глаза.
— Зачем ты это делаешь? Мы ведь уже кончили…
— Мы? Это я кончил, девочка, ты же еще и не начинала! Кстати, это Пашка научил тебя смазывать член слюной?
— Нет, я сама, чтобы не так больно.
— Горилла! Представляю себе, что он сделает с моей женой… А объяснить ему ты не можешь?
— Что ты! Его воспитывала мама… У нее был свой метод. Они оба ходили голыми по квартире, и она… в общем, регулярно отсасывала у него с пятнадцати лет. Какой-то колдун сказал ей, что это все полезно для здоровья. Поэтому в обычном сексе он совсем не разбирается. Только для того, чтобы были дети, он меня и трахает раз в месяц…
Она отвернулась, очевидно припоминая обиды, но я обнял ее и собрался заняться ею, как полагается. Однако тут с другой стороны столового камня раздался сдвоенный стон — мужской и женский. Мы выглянули.
Наверное, это зрелище я заслужил, предложив использовать наших жен в качестве призового фонда.
Даша лежала на спине, головой упираясь в свернутый спальник. Павел, стоя на коленях над ней, сладострастно скользил членом по ее губам и подбородку. А Дашка — о чудо! — выдерживала погружение его большой головки почти целиком. Ее губы и пальцы даже успевали поигрывать с Пашкиной уздечкой и крайней плотью. Капюшоном ее, честное слово, можно было прикрыть моей жене пол-лица.
— У него почти совсем не стоит, — между тем прошептала мне на ухо Лада. — Такое с ним бывает очень редко!
«Ничего себе! — подумал я. — А что же будет с моей любимой, когда у него совсем встанет?»
— Мамочка! — жалобно стонал Павел. — Ну сделай это, ты же одна это можешь!
Я бросился к жене на выручку:
— Ну, как у вас дела? Ого, братишка, поаккуратнее с моей женой! Смотри — твоя в целости и сохранности, а моя вот-вот задохнется.
— Не мешай! — Глаза его были бешеными. — Дай кончить, я уже сто лет не кончал по-настоящему!
— Если ты кончишь — она точно захлебнется! Подожди, я придумал кое-что поинтереснее. Я научу тебя всегда кончать по-настоящему! Лада, неси полотенце и завязывай ему глаза. Только все молчите.
Все подчинились моему приказу, хотя я сам ни в чем уверен не был.
Я положил Дашу животом на столовый камень, Ладу усадил между ее ног.
— Ты готова? — шепотом спросил я свою жену.
— Была готова… — прошептала она в ответ, — но он испугал меня своей непомерной елдой, и теперь меня надо немного разогреть.
— Расслабься, я все сделаю.
Я подвел Пашу к моей «композиции» и показал Ладе пальцами, чтобы она занялась оральным сексом с мужем.
— Сейчас, Паша, девочки сыграют с тобой, а ты просто кайфуй и не пытайся угадать, кто тебе достается. Ты получишь все, чего ждешь! Поехали!
Сам я начал целовать свою жену (не вспоминая о том, чем только что был заняты эти милые губки) и одновременно разогревать ее нежным массажем. Я увидел, что она успокоилась и соки вот-вот хлынут из глубин ее влагалища…
Лада тоже работала на совесть. Вдохновленная примером моей супруги, она делала не только «вакуумный массаж», но и пробегала язычком по уздечке и отворотам Пашкиной секс-болванки.
— Странно! — бубнил парень. — Похоже на Ладу, но она так не умеет…
— Сейчас, друг, ты получишь кое-что еще! — Я почувствовал, что наводнение в пещерах началось…
И сделал знак Ладе.
Та выпустила член мужа изо рта и сползла вниз между его ногами, уходя со сцены. Я подхватил ствол моего соперника, твердый, как милицейская дубинка, и…
Да, господа. Я собственноручно направил этот жеребячий размер в священные глубины моей любимой супруги!
Я видел, как породистая спина моей чистокровной кобылки напряглась, подбородок поднялся вверх и глаза закрылись. Из приоткрытых губ вырвался тихий низкий стон. Ноги и бедра напряглись, как на пути к вершине.
Я наклонился к ее лицу и, ловя жаркое дыхание, прошептал:
— Выдержишь?
Она закусила губу, как лошадь удила, и кивнула. Пальцы ее вцепились в камень, и я испугался, что она сломает ногти.
И тут раздался, нет, не крик и не стон, а мощное рычание — не то львиное, не то медвежье.
Паша кончал!
…Это длилось бесконечно. Тело его сотрясали судороги и рывки, он комкал полную попку моей жены, как каравай белого хлеба. Я боялся, что он разорвет и растерзает Дашку. Я окончательно собрался было вмешаться, как вдруг закричала и она.
Закричала так, как со мной не кричала никогда: звонко, чисто, торжественно, перекрывая шум ручья. Я не мог понять, чего в этом крике больше — боли, торжества или наслаждения.
Наконец оба стихли. Паша сорвал повязку и увидел, что его брандспойт почти наполовину утоплен под ягодицами моей жены.
— Даша?.. — пробормотал он, ощупывая ее спину и зад.
Я оттащил его прочь, усадил на траву. Лада помогла Даше подняться и повела ее к воде.
Я догнал их, заглянул жене в лицо:
— Тебе плохо?
Ее зеленые глаза застилала пелена боли и наслаждения, на губах блуждала странная улыбка. Она покачала головой:
— Не знаю… Кажется, наоборот…

rass40

Увеличил свой член чтобы давала любая с помощью ЭТИХ капель, а если не даёт подсыпь ей ВОЗБУДИТЕЛЬ

Порно категории:

Порно рассказы

Leave a Reply

Your email address will not be published.

1 Комментарий