Порно Онлайн | | | | |

Волосатые мудя горного духа

Даю подарки!

Душа человека требует отдохновения от суеты большого города. И Петр Кеворков к сорока годам своей жизни почувствовал тягу к необыкновенному. Собственно, к модному экстремальному отдыху.
То повадился с младшим сыном на горном велосипеде кататься. Нацепит шлем, щитки и налокотники и гоняет на городской свалке по горам мусора, распугивая крыс, охуевших от такой невидали.
А раз даже въебался в какой-то забор. Велосипед — в сопли, но почувствовал себя человеком.
То карабкается без страховки по балконам на пятый этаж. Как-то раз между четвертым и пятым этажем зацепился мотней за арматуру и застрял.
Приехала служба спасения. Прапорщик-афганец был злой с похмелья. Сняли Петра и въебали раза два по почкам, чтобы больше не шалил и не отвлекал занятых людей на хуйню.
Собственно, после этого «зависания над бездной» Кеворков и стал знаменит на всю округу.
На работе, в конторе по недвижимости, с пониманием отнеслись к «продвинутому» дяде. И даже приятель Гриша Скуднов предложил разнообразить будни и отправиться в пещеры на поиски сталактитов.
Кеворков ухватился за эту мысль.
Но жена Оксана, в общем-то тоже «продвинутая» особа, уперлась рогом: я — с тобой!
— А вдруг снежный человек яйца откусит!
На одной из посиделок после работы под пивко решено было идти семейными парами в единственные известные возле города заброшенные каменоломни. Надо сказать, что жены наших «экстремалов» приятельствовали между собой. Вот почему они решили поддержать инициативу двух выживших из ума долбоебов.
Все лучше держать их под присмотром, чем отпускать одних.
В пятницу под вечер, собрав амуницию и затарившись водкой, на случай анестезии от возможной пещерной травмы, на машине отправились к загородному объекту.
Каменоломни располагались километрах в сорока от оживленных трасс и людских потоков.
…Лес, сумерки. На касках, как положено по документальным фильмам, фонари горят, за плечами рюкзаки с провиантом и звенящей посудой.
Спустились по указателю на дереве в «лаз», в который мог спокойно влететь самосвал.
…Пещера как пещера. Кучки высохшего дерьма, зассанные пепелища костров, пустые банки от консервов — в общем, романтика.
— Друзья, вперед! — бодро гаркнул Петр, и все отправились в глубины каменоломен изучать неизведанные лабиринты. — Тут пещеры до самого города тянутся! — со знанием дела оповестил он всех. — Кстати, даже на карте не все обозначено!
— А карта-то хоть есть? — скучнея, поинтересовалась жена.
— Сами нарисуем… — скупо обронил Кеворков.
Мол, о чем с женщинами говорить в таких делах.
Гриня высказал было трезвую мысль: не углубляться и посидеть рядком под хорошую закуску в «вестибюле», как он выразился, лабиринта, чтобы потом на природе под елями разбить палаточку и спокойно покемарить до утра.
— Потом похмелиться — и домой! — зевнул он. — Все лучше, чем давить тут говно и вдыхать известковую пыль…
Но Петр даже не удостоил его взглядом.
Словом, двинулись дальше…
Минут через двадцать наткнулись на первое ответвление от основного пути. Рядом была ниша, перегороженная поперек здоровенной стеной.
Решено было в ней передохнуть.
Присели на камни. Гриня не выдержал и откупорил первую бутылку водки для поднятия тонуса.
Петр от первой отказался.
— Да, блин, мы сюда отдыхать приехали или динозавров раскапывать? — возмутился Скуднов, когда Петр отказался и от второй.
— Кто-то должен быть трезвым, чтобы вас отсюда завтра вывести смог! — буркнул Кеворков.
Хули скрывать, ему тоже хотелось хлебнуть водочки, но шлея уже натерла под хвостом; надо было держать марку.
— А чего отсюда выходить? — иронично откликнулась Нина Скуднова, прикуривая от зажигалки. — Вон щель светится под потолком, закатное солнце… И пламя от сквозняка пляшет…
Действительно, последний солнечный блик уходящего дня, прощаясь, прилип к стене, пламя зажигалки срывало сквозняком. Становилось страшновато.
— Так мы что, в этом сральнике ночевать будем? — возмутилась было Оксана, но, увидев, как поскучнел муж, пожалела его. — А вдруг здесь стены обвалятся! — сгладила она пассаж.
— Не обвалятся! — решил поддержать инициативу друга Гриня.
Он пошел отлить в соседнюю нишу. Вскоре там весело зажурчало.
Оксана отправилась сменить его на «унитазе».
— Во, гляди, этим сводам миллионы лет! — Очевидно, они встретились на полдороги, и Гриша решил продемонстрировать Оксане на практике незыблемость монолита.
Он шлепнул по стене. И это была ошибка экспедиции.
В ту же секунду с сильным грохотом стена и потолок начали разваливаться на огромные куски.
Через секунду четверка, каждый поодиночке, начали соображать — это райские облака вокруг них либо пока еще пыль.
Оказалось, пыль.
Минут через пять картина нарисовалась очень нехорошая.
Кеворков оказался замурован в одной нише с Ниной Скудновой. А Гриня — в другой нише с женой Кеворкова — Оксаной.
Фонари на касках погасли, разбитые камнями.
Но главное, все были целы!
Минут через десять сплошных матюгов и поиска выхода выяснилось, что пары замурованы наглухо и единственно, что их связывает, — это щель в проломе, куда свободно протискивается рука, но не более. Разобрать неподъемные глыбы, да еще в темноте, было просто невозможно.
Решили по сотовому телефону вызвать подмогу, ебнуть водочки и укладываться спать — утро вечера мудренее.
Паники, слава яйцам, избежать удалось.
Разобрали спальные мешки. Кеворков и Нина через дыру передали часть снаряжения родным и близким. И улеглись.
Часа через два в кромешном мраке Кеворков услыхал приглушенный стон. Ему показалось, что это застонала его жена.
Он толкнул Нину, спавшую рядом.
— Слышишь? — похолодев от ужаса, прошептал он.
— Надо Гришу разбудить! — клацая от страха зубами, посоветовала Нина.
— Гриня! — осторожно позвал в щель Кеворков.
— Чего тебе? — недовольно отозвался тот, так словно бы и не спал.
— Ты слышал? Кто-то страшно стонет!
Гриня коротко бросил:
— Не ссы, это горные духи.
На том и порешили.
Но уснуть Кеворков уже не мог.
Ближе к рассвету, когда пролом под потолком в нише Скуднова и Оксаны осветился, а в соседней пещере посерело, Кеворков снова услышал ужасавшие его тихие стоны.
Он тихонько приник к щели в соседнее помещение и увидел, как дух с огромным хуем, в обличье Скуднова, раком прет Оксану.
Ясности в изображении не было, но Кеворков различил, как жена уперлась локтями о спальные мешки, а ее голые груди болтаются, как желе, в ритм движений Горного Духа.
«Перед смертью… — скорбно подумал Кеворков, — чего только не привидится…»
Затем он по-свойски залез под обширный спальник Нины. Ее спортивные штаны, надетые перед сном, почему-то оказались у Петра под щекой. Кеворков ощутил тепло женской жопы. От волос Нины пахло известковой пылью вчерашнего обвала.
— Дух-то всю ночь стонал! — шепотом поделился впечатлениями Кеворков.
— Ну! — сонно отозвалась женщина.
— Так вот я их сегодня видел…
— Я тоже…- без энтузиазма отозвалась Скуднова.
Объяснения больше не требовались.
Предсмертные миражи мучили обоих. Жить им всем, может, оставалось на пососи.
Поэтому возбужденный ствол Кеворкова уперся Нине между ягодиц. Она приподняла ногу и удобнее развернулась к приятелю мужа.
Жар влажных половых губ охватил головку члена Петра, и он всадил по самые яйца, как и положено перед кончиной.
Так они полежали минут пять — Кеворков, ощущая нараставшую пульсацию в залупе, а Нина — тепло, растекавшееся от влагалища до макушки.
Наконец Нина медленно стала вращать тазом, как бы примериваясь проглотить пиздой всего Кеворкова вместе с его хуем.
Он же обхватил ее объемные груди ладонями, а пальцами начал осторожно ощупывать соски и венчик.
Нина тихонько застонала.
Тогда Кеворков сам приступил к делу.
Он положил Нину на живот и раздвинул ее ноги. Нина укусила запястье, чтобы не закричать от самозабвения, после того как член Кеворкова завертелся и запрыгал в пизде подвернувшейся перед смертью подруги.
Они уже легли валетом, Нина прильнула губами к члену Петра, а он в свою очередь языком дотянулся до половых губ подруги, когда оба услышали, как Кеворкова осторожно окликают по имени.
— Чего? — сердито отозвался он.
В отличие от соседней ниши, здесь у Петра и Нины царил полный мрак.
— Ты стоны слыхал только что? — раздался голос Григория.
— Не ссы, это горные духи! — почти зло откликнулся Петр. — Спи…
— Какое на хуй спи! Уже два часа дня! Я дозвонился до города. Нас скоро приедут откапывать.
— Ну, вот, пока не откопали, спи…
— Петр, вы там что, ебетесь с Ниной? — строгим голосом спросила жена.
— А вы? — переадресовал вопрос Кеворков.
Им не ответили.
Тогда Кеворков и Нина продолжили.
…Нина долго лежала на спине и в темноте блаженно размазывала сперму Кеворкова по своему животу.
— У меня такого никогда не бывало…- прошептала она.
— Я в гробу тоже не ебался… — романтично отозвался Кеворков.
За стеной снова послышались приглушенные стоны и вскрикивания. Это возбуждало.
— Опять духи разбушевались. Ну и елда у одного из них! Сам видел…- пробормотал Петр.
— У тебя тоже ничего! — шепелявя с хуем во рту, подбодрила Нина.
…Их откопали только в понедельник, когда затворники выжрали всю водку. К тому времени хуй Кеворкова распух от предсмертного прощания с жизнью.
Что касается Нины и Оксаны, то при свете дня они подозрительно широко расставляли ноги, словно им сильно натерли не по размеру узкие штаны.
С тех пор о каменоломнях живет предание, что Горные Духи запивших там перед эвакуацией рабочих забавляются по ночам с забредшими туда женщинами.
И очень много народу хлынуло в каменоломни проверить легенду.
Стоны, говорят, стали слышны там даже днем.

волосатые мудя горного духа

Метки видео-ролика: Порно рассказы

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд!!! 7 голосов, Рейтинг 3,29
Loading ... Loading ...

Смотреть еще онлайн порно бесплатно:

с влажной секс влагалище секс не снимая двух молодых лесби с сиськами секс урок жена пришла один парень молодая с пиздой куннилингус грудь нигеры мастурбация крупным планом сиськи hd трахают в первый раз доставить оргазм мать большой в рот

Комментарии

Напиши свой комментарий на этот порно ролик